andrey_lf (andrey_lf) wrote,
andrey_lf
andrey_lf

Categories:

Воспоминания 2009 года. Путинская Россия.

Приезд Путина



Сейчас, когда все позади, события не кажутся столь ужасными и пугающими, но тогда.. Когда мы только-только вступили на путь отстаивания прав ( своих, рабочих, обманутых акционеров) со стороны милиции был шквал произвола. Город наш градообразующий, столица черной металлургии, но периферия, моногород. Власть фактически в одних руках и все структуры местного самоуправления фактически играют под дудку одного - хозяина Магнитогорского металлургического комбината В.Рашникова. Хочу рассказать об одном ярком событии. В 2009 году летом на ОАО «ММК» с дружественным визитом (на деле – очередной распил государственной собственности) приезжал сам Пу. Естественно, что все правоохранительные органы были на чеку, и смотрели в оба. Моего мужа, еще работающего на ММК ( его смогут уволить оттуда только через пол года), послали на курсы повышения квалификации, так как, работая посменно, его выходной совпадал с приездом главного человека. Я на тот момент уже была без работы, так как сотрудники ФСБ шантажом заставили работодателя уволить меня. В этот день обманутые акционеры решили попытать счастья в очередной раз привлечь к себе внимание главных лиц и провести хотя бы одиночные пикеты на площади перед административным зданием заводоуправления ОАО «ММК». Я решила внести посильную лепту и привезти председателя Комитета обманутых акционеров ОАО «ММК» Сергея Алексеевича Васильева к этой площади. Рано утром на своей машине я отвезла мужа в учебный центр, потом заехала за Васильевым. И вот, начиная от дома, я замечаю за своей машиной слежку. Ее проводили на трех машинах, постоянно меняя их, где-то опережая меня, что свидетельствует о ментовской руке. Заводоуправление ММК, как и весь ММК находится на левом берегу реки Урал, в азии. А жилой город располагается на правом ее берегу, в европе. Пока мы ехали, все время меня вели. При таком раскладе я побоялась подъезжать близко к площади заводоуправления, к тому же Сергей Алексеевич решил навестить друга, работающего рядом, но не на территории ОАО ММК. Мы подъехали к этому зданию, возле которого была расположена стоянка, где я и припарковалась. Пока я ждала Сергея Алексеевича, на стоянку въехало 2 машины ППС и легковой автомобиль с сотрудниками районной милиции и промышленной милиции ОАО «ММК» ( ММК имеет свой отдельный правоохранительный орган, чтобы иметь возможность садить в тюрьму рабочих за пронос болта, тогда как частое исчезновение вагонов с металлом - не их компетенция). Из машин вышла толпа людей в форме и в штатском. 2 человека в штатском, один из которых был старший оперуполномоченный центра по борьбе с экстремизмом ГУВД Ягодин Василий Анатольевич (который и вел все это действо), другой – сотрудник промышленной милиции ММК. Мне они сказали следующее, что мол, поступил анонимный звонок, что моя машина признана подозрительной. На мои попытки умничать – по каким критериям именно моя машина из многих машин на стоянке признана подозрительной и почему верят анонимным звонкам, мне сказали, что за сопротивление представителям власти будет еще хуже. И начали настаивать на немедленном досмотре машины. При этом одна из машин ППС полностью блокировала мне проезд. Мне было сказано, что, если я позволю себе сопротивление власти, меня сейчас же конвоируют, а машину отбуксируют в милицию. Тут, надо сказать, им крупно повезло, а я по забывчивости допустила оплошность. Накануне, за неделю до вышеуказанных событий, мой муж хотел провести пикет против полицейского произвола. В разрешении на проведение было отказано, но были сделаны плакаты, которые я и забыла в машине и так их и возила (эти плакаты так бы и не увидели свет, но на полицейском произволе, менты их и прочитала.. еще то содержание!). Произведя поверхностный досмотр салона и досмотр багажника, они вытащили из машины эти плакаты ( всего тот2 штуки), и мне было радостно предъявлено, что Ага, вы попались. Тут же был составлен протокол с изъятием этих плакатов. Тут как раз подошел Васильев и действо продолжалось. Нам сказали, что мы конвоируемся на территорию промышленной милиции, где будем опрошены. Но, если я буду паинькой, то доеду туда на своей машине, а не в машине ППС. Один из сотрудников милиции сел ко мне в машину, Васильев в машину ППС и под конвоем милицейских машин мы поехали на территорию промышленной милиции ОАО «ММК». Там, списав наши данные и забрав наши паспорта, мы по очереди были допрошены сотрудником промышленной милиции – женщины, не помню ее имени. Она пытала меня два часа, что я делала на этой стоянке, что это за плакаты, какое там содержание и почему мне не сидится дома, что борьба за права-это сотрясание воздуха (не для протокола). Составив, наконец-то протокол задержания, и подписав его, мне было сказано, что сейчас произведется обыск автомашины. Нас с Васильевым вывели во двор, на солнцепек. Сергей Алексеевич - старый человек, ему тяжело было терпеть этот спектакль, он выпил таблетки от сердца и вызвал скорую помощь. Пока он ждал приезда врачей на лавочке (сами понимаете, что оснований для его задержания не было вовсе), пригласили 2 понятых, в присутствии еще 2 полицейских, женщины, что допрашивала меня и господина Ягодина, где сначала произвели обыск моей сумки, перерыв там все, потом начали тщательный осмотр моей машинки. Перетрясли все, и коврики в салоне и запаску в багажнике. Было ощущение, что они, как Бендер, с удовольствие вскрыли бы ножом обивку сидений, так бедненькие от скуки вошли в раж, но чудом удержались. Ничего не найдя, они составили протокол о досмотре, который я подписала. По своей еще неопытности и детской наивности, я полагала, что мои мучения на этом закончатся. Я забыла сотовый телефон дома и ребенка пора было забирать из садика. Это сейчас я могу вспоминать с иронией и легким наплывом юмора, но тогда я сильно нервничала, можно сказать паниковала, этот стресс еще будет со мной три последующих дня. Я спросила Ягодина, когда мне отдадут паспорт и я смогу ехать домой, на что услышала, что отпускать меня не собираются, паспорт не отдадут, и вообще он желает со мной еще побеседовать. Фактически я была у них в заложниках. Меня опять повели в кабинет, но в другой. Добрый полицейский предложил мне чашку чая. И начали пытать по одному административному делу, которое было то ли месяц назад, то ли еще дальше. Из пустого в порожнее, по сто раз одно и тоже, мне еще целых три часа выносили мозг, то угрожали и запугивали, то играли в добрых дядюшек. Уже основательно стемнело, все давным-давно разошлись и только мы с Ягодиным обсуждали дела минувших дней. Я морально и физически устала, когда, наконец-то, меня изволили отпустить. Домой я приехала уже ближе к девяти вечера. Впоследствии я писала жалобы на действия сотрудников правоохранительных органов, на что мне отвечали, что все в рамках закона, приравнивая меня к особо опасным преступникам. Полицейский произвол в глубинках еще более масштабен, чем в столице. Ты один на один с этой махиной, и когда попадаешь в ловушку, то остро это ощущаешь. Я ехала и радовалась, то мне не подкинули наркотики или не придумали еще чего-нибудь. Слава богу день приезда Путина закончился.

Романова Олеся
Финляндия

Tags: Путин, Романова Олеся, задержание, произвол
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments