andrey_lf

Category:

Судьбы уральцев

Сегодня много пишут о чеченцах, об их войне с Россией, но ничего не пишут о тех, кого свозили в начале 90-х годов, в Чечню, московские оккупанты: 18-19-летних пацанов, необученных, необстрелянных, бросали в пекло чеченской войны – свозили как пушечное мясо и отдавали на растерзание хорошо обученным чеченским формированиям. 

Сегодня мы видим как чеченцев отблагодарила Москва : отстроила Чечню еще лучше чем она была до всех событий, завалила деньгами новую власть и чеченцев, поставила в Чечне местную власть, тех, кто когда–то воевал против федералов, и дала дорогу чеченцам в эмиграцию – все это сделала Москва для своих чеченских друзей. А российские регионы получили - останки от своих детей, большое количество калек, покалеченные и изуродованные души молодых ребят кто сумел вернуться с той войны, а в дальнейшем  безразличие  и нищету.

Познакомился я с Сашей в 1990 году. Тогда я и он поступили в училище по специальности кузнец. Саша был весельчак в группе, душа компании. Помню, как он нас всех веселил на уроке: мы от души смеялись на его реплики, на его мимику лица.  Потом, правда  ему за это  влетало от преподавателей, но он не обижался и не расстраивался. Три года в профессиональном училище пролетели быстро : я пошел работать, так как у моих родителей, ныне покойных, были знакомые в военкомате, а Саша пошел служить в российскую армию и застал первую чеченскую. 

Свободная  Ичкерия .
Свободная Ичкерия .

После армии Сашу было не узнать. Бросили его, как и многих других молодых ребят из регионов в жернова войны. Быстро по команде собрали и отправили в Чечню. Никто их не спрашивал. Молодых, необученных, поставили между жизнью и смертью: научишься на месте воевать - выживешь, нет – поедешь в цинковом гробу домой. Саша там пристрастился к наркотикам и уже не смог их  бросить на гражданке. Высох Саша до неузнаваемости, на прежнего не был похож - на того весельчака, озорного юношу. Саша  жил ночами  войной, а днем искал наркотики, бывало, подворовывал. Кто к нему приходил, тем Саша  показывал свой военный альбом, то время когда он был в Чечне: снято на Polaroid, где они были в богатом чеченском доме; по нашим меркам это было богатство: большой чеченский  дом, кожаная мебель, импортные телевизоры, видеомагнитофоны, музыкальные центры, красивый ремонт, богатые ковры. Мы на тот момент жили в «хрущевках», что получили  наши родители за  десять лет постоянной работы на одном предприятии. Выращивали в своих садах многое, того что нам не хватало, даже бывало табак. Выживали в то время, получая  на предприятиях зарплату, где  плюсовали две месячные  зарплаты: 30 % давали деньгами, а на 70 % иди, отоваривайся в заводских магазинах  продуктами – а тут такое! Даже на тот момент наши руководители не могли себе позволить так  жить, как жили на Сашиной фотографии чеченцы. Уральцам не дали тогда  сделать Уральскую республику, но зато  дали сделать чеченцам свою Свободную Ичкерию.  

Военные потрясения на Саше поставили крест. Наркотики многих, если сказать не всех, доводят до могилы. Саша заразился ВИЧ - инфекцией. Видимо уже понимал, что ему осталось жить не так уж много, молодому парню было 22 года. Саша все бросил и уехал в деревню, мечтая завязать с наркотиками – там и сгинул. 

Война в Чечне.
Война в Чечне.

На втором курсе пришли к нам учиться трое молодых ребят - Алексей, Валера, Дима. Все  они были с одной  школы, с одного района: эта была вечная  троица,  всегда неразлучных, веселых, молодых ребят.  После окончания училища Валеру и Алексея родители отмазали от армии, а Диме пришлось идти служить, и попал он, как и Саша, в Чечню. Был он  водителем в Чечне,  много чего пережил, но, очень сильно отложилось у него в голове, когда их, простых водителей, ставили отбивными мешками перед элитными подразделениями. Здоровые дядьки отрабатывали на них свои приемы, и кого-то очень сильно ломали. После службы Дима пошел работать по своей профессии, как и многие,  обзавёлся семьей, но, война от него так и не ушла. Начал он топить свою боль в алкоголе, понимая, что его просто использовали, что его руками москвичи делали свои грязные дела, а потом, за ненадобностью, бросили, оставляя один на один со своими проблемами, со своей болью. Все это не могло не сказаться на его здоровье, и молодой парень спился, через десять лет слег в могилу.

Не только в училище, но и там, где я жил, в моем районе, отправляли молодых ребят в Чечню. Наркотики, которые легко было найти в то время, чаще становились единственным выходом из не радужной действительности, которыми и пользовались молодые ребята прошедшие суровую жизнь в Чечне.  Бывало, они так  подсаживались на них, что слезть уже было просто невозможно. Вначале они выносили вещи из своих квартир, а потом брались за вещи соседей, и так до бесконечности - пока  их не поймают.  А если ловили и не могли расколоть, чтобы они давали показания на себя и на своих подельников, то, бывало, пытали их месяцами, в отделениях милиции, добивали уже свои, раз не смогли добить их чеченцы.

Россия -оккупант!
Россия -оккупант!

Сегодня никто из них не встанет из могилы, не расскажет всей той правды, что была тогда. А москвичи и петербуржцы продолжают плясать на костях жителей регионов, втягивая их уже в новые военные конфликты, забирая у них ресурсы и оставляя в бедственном положении.  Делая для жителей регионов новых врагов - в лице украинцев, грузин, сирийцев, жителей стран НАТО. А друзья москвичей и петербуржцев, чеченцы и финны, все это поддерживают,  хотя когда –то сами пострадали от московской  политики.    

Андрей Романов – уральский регионалист, политэмигрант.

17.04.21.   

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic