andrey_lf

Category:

Растяжка «Рашникова–под суд!»

Скоро будет 12 лет, как минуло после нашей акции, когда мы повесили баннер рядом с гор администрацией. Двенадцать лет прошло, и никто не смог повторить за нами то, что когда-то сделали мы:  повесить растяжку в день приезда высокопоставленных гостей, напротив городской администрации, с крамольными словами, на хозяина города, на хозяина меткомбината, а в будущем хозяина области, от которого пострадал весь город. Ни у кого не хватило мужества, уже после нас, сказать правду про друга Путина Виктора Рашникова, тем более провести запоминающую акцию, как это сделали мы в 2009 году. 

Сегодня чекисты своими грязнимыми сапогами  вытаптывают  все политическое поле России. Затаптывают вновь появившиеся ростки. Что уж говорить о нас! кто  давно на политическом поле, а сегодня в эмиграции. Оставляют  на политическом поле только  тех, кто не опасен для власти – это либералы, националисты, леваки, правозащитники, журналисты; кто сегодня и представляет псевдо-оппозицию России (системную несистемную). О таких как мы, стараются молчать, сильно не афишировать. Стараются молчать и про наши акции.  Но мы-то помним, пишем про них, вспоминая былые времена, этим говоря – что не все еще потеряно.

Воспоминание, Романова Олеся, 2017 год: 

2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".
2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".

«Восемь лет уже прошло после тех событий. Много было проведено разных акций с того времени, когда мы начали заниматься общественно-политической деятельностью с 2005 года, но это была самая запоминающаяся и яркая.
О ней не любят вспоминать в Магнитогорске (Челябинская область), да и многие простые жители города о ней не знают. Поэтому мне хотелось бы восполнить этот пробел и рассказать о ней. Думаю, некоторым федеральным службам это особенно интересно.
Сейчас уже не так страшно об этом вспоминать, я уже не живу в г. Магнитогорске, да и времени прошло немало. К моменту проведения этой акции, мы уже создали Городскую рабочую организацию города Магнитогорска (ГРООМ) и были на пути создания профсоюза. Так же активно участвовали и организовывали акции в соответствии с деятельностью Левого фронта и РКРП-РПК. Мы старались бороться за права рабочих, и все акции были единой тематикой. Так же помогали «Комитету обманутых акционеров ОАО «ММК».
На подготовку к данной акции ушло полгода. Ни к одной акции мы не готовились так долго. В первую очередь нам пришлось искать место, где можно было этот плакат рисовать, огромные буквы которого должны были быть видны издалека. Я купила обычный черный материал и краски. Рисовали мы долго, так как не всегда было время этим заниматься. Когда баннер был готов, наступил второй этап, где и как мы его вывесим.
И тут нам, конечно, помогли. Мы нашли человека, который мог через чердак провести нас на крышу дома, торцом стоящего к зданию Администрации города. Еще мы нашли человека, и как оказалось позже, он стал нашим соратником, кто помог бы мне дотащить этот плакат наверх.
И вот настал час Х.
Как потом напишут в интернете: «Объединенная оппозиция города Магнитогорска 17 июля 2009 года в преддверие празднования Дня металлурга провела акцию протеста, вывесив на ближайшем к зданию городской администрации жилом доме транспарант с лозунгом «Рашникова – под суд!». Работники администрации и депутаты городского Собрания, спешившие на свои рабочие места, были изумлены, увидев на одном из высотных домов протестный лозунг.»
Мой муж по графику работал в ночную смену. Он загрузил мне плакат в машину, а сам уехал на работу.
Я дождалась темноты и тоже поехала. Как я боялась! Сердечко так и готово было выпрыгнуть у меня из груди. Но я упорно шла к цели.
Я встретилась с людьми и мы полезли на чердак. Потом, когда нам открыли чердачную дверь, один из сопровождающих ушел, и мы вдвоем пошли по крыше искать удобное место, чтобы плакат оттуда сразу бросался в глаза.
Хорошо, что дом был постройки СССР. На крыше были приделаны железные каркасы, ранее пользованные под рекламу. На один из этих железных каркасов мы и стали крепить плакат. Я сама не маленького роста, да и адреналин в крови так и бурлил, что высота была не так страшна. Я полезла по железным прутьям наверх и стала привязывать плакат на железную конструкцию. Даже в мыслях не было, что эта конструкция могла бы завалиться вместе с нами или чтобы случилось еще. Если бы это произошло, то остаться в живых у нас не было ни малейшего шанса, ведь дом был 9-ти этажный, а мы находились на крыше, что приравнивается к 10 этажам.
Мы чередовались – один держал плакат, другой лез и крепил. Видимо, Высшие силы не очень любят Рашникова, оттого и дело у нас спорилось. Мы быстро привязали верх и закрепили низ. Мой спутник натянул нитки потуже и покрепче завязал узлы. На всю работу у нас ушло минут десять.
Погода была безветренная и теплая.
Вспомнился «Малыш и Карлсон», как они весело гуляли по крыше. В этом было что-то захватывающее.
Приехала я домой в начале второго ночи, а в шесть утра уже встала. Надо было поехать и посмотреть творение наших рук, сфотографировать, пока не сняли.
Понятное дело, что не дадут плакату повисеть долго, страх пред правдой заставит его убрать. Ведь в этот день в Магнитогорск должен был приехать председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин в сопровождении Рашникова, да и другие гости из области и из Москвы, а тут напротив городской администрации такое.
Хотелось посмотреть на реакцию местной власти.
К 8 утра я была уже у здания Администрации. Расположилась на лавочке поближе к плакату, у фонтана в мини парке и стала ждать. Поначалу было тихо и спокойно. Птички пели свои утренние песенки. Город просыпался, день обещался быть жарким, небо безоблачным. А я все ждала.
Потом появились первые признаки паники. Какие-то люди периодически выбегали из здания администрации, хватались за голову и убегали обратно. Прибыла в срочном порядке какая-то группа, посмотрели, задумчиво почесали затылки, позвонили куда надо.
В течение полутора часов была эта беготня и суета. Городская Администрация работала, и немало было желающих выйти и посмотреть на это «чудо», а потом приехали, видимо, работники муниципальных хозяйств, какие-то люди уже бегали по крыше, менты снимали отпечатки пальцев, процесс снятие плаката вступил в свою фазу, а я поехала домой спать.
Я до сих пор считаю, что вывешивание этого плаката – не уголовное и не административное дело – это долг каждого честного гражданина.
Плакат, который говорит правду о «человеке», который обманул весь город, присвоив себе народную собственность - Магнитогорский металлургический комбинат - и призывает его к ответу, должен висеть всегда. И не только на каком-нибудь доме, но на главной площади.
Эти нелюди, не гнушающиеся ничем, должны ответить сполна за свои поступки. Это не только мое мнение, но и многих людей живущих в Магнитогорске. Многие были рады этому событию, кто знал об этом, и поддерживали меня в этом уже после нашей акции.
Позже, по команде «Фас», полиция рьяно побежала разыскивать «преступников». За инакомыслие надо КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ (читайте как хотите).
Даже нашли какого-то бедолагу, который ни сном, ни духом не знал о нашем существовании. В этот период шел ремонт на крыше, и предприимчивый бригадир списал недостачу материалов на преступников, заодно…
Потом нашли другого человека, вызывали его, допрашивали. Этот человек тоже был не причастен, но он знал нас, а мы его. Потом вызывали нас, беседовали с нами. Ну и как то со временем все сошло на нет. Думаю, именно с того момента и стала расти на нас папочка у федералов.
Борьба наша продолжалась, но до нас и после нас никто не посмел на такой дерзкий поступок, а тем более в день металлургов. Акция была яркая и запоминающая и выражала мнение многих людей города.
 

Романова Олеся – политэмигрант, председатель независимого рабочего профсоюза «Защита» ММК и его
дочерних предприятиях. В России фигурант двух
уголовных дел ст. 282 УК РФ и ст.199 УК РФ.
20.03.2017 год.» 

2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".
2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".
2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".
2009 год, Магнитогорск, баннер "Рашникова -под суд!".

Андрей Романов – уральский регионалист, политэмигрант. 



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic