andrey_lf

Categories:

Региональные проекты в Финляндии чреваты последствиями, как и в России

Нам уральцам есть с чем сравнивать,  понимая, что за все в жизни  надо платить. Платить  своим здоровьем,  своим временем, своими  проблемами, которые набрасывают  тебе  как финны, так и кремлёвские оккупанты.  Сейчас они  все вместе работают в одной  связке. А теперь все по порядку.  

В 2008 году, на Южном Урале, в Магнитогорске южноуральцы создали   рабочее движение,  которое через какое-то время вылилось в независимый рабочий профсоюз.  После этого  на данном предприятии, где он был создан   пошли тотальные репрессии со стороны работодателя.  Далее подключились к этому  и силовые  структуры города. Рабочих вызывали в отдел безопасности данного предприятия, где проводили профилактические беседы. Давили  на их  семьи. Самым строптивым и непокорным  подбрасывали металл на проходных, избивали, заводили уголовные дела за хищение, потом закрывали эти уголовные дела, если  рабочий увольнялся по собственному желанию.   Меня как главного зачинщика всего этого   начали уже основательно  прессовать  с 2008 года. Вызывали в отдел безопасности данного предприятия,  и уже тогда по нам стали  работать  городские  правоохранительные  органы, местное ФСБ и центр «Э».  Работодатель данного предприятия, а это Виктор Рашников, друг Путина   и долларовый миллиардер, старался всеми способами покончить с нашим  профсоюзом.   В ход шло все. Профилактические беседы, запугивание рабочих и их близких. Натравливание  трудового коллектива   на более активных с последующим выяснений отношении, как на рабочем месте, так и на проходной данного предприятия. Давали самую грязную работу, и это было постоянно. Выдавливали всеми способами, чтобы только  рабочий уволился по собственному желанию. Со мной это у них не получилось, и меня уволили как сопредседателя профсоюза, не забыв   мне  на рабочем месте вручить волчий билет, при этом поставив   меня  в черный список в своём городе. Больше года я не мог найти себе работу в своём городе и сидел на маленьком пособии от центра занятости,  но  по нам продолжали работать  силовые структуры города. Все это потом вылилось в  наше первое уголовное дело, но не последнее. Были за это время и другие, но уже оппозиционные проекты с нашей стороны.   Я хорошо помню эти моменты своей  жизни, и что сегодня  происходит со мной, но уже  в Финляндии в чем- то  до боли напоминает  мне и  те моменты моей жизни.  

Сегодня я также нахожусь, но уже в  черном списки у финнов, который мне не позволяет у них получить более  дешёвое  жилье,  и фактически я у них сегодня выживаю в статусе беженца.  Все выстроено так, как было в России, правда пока еще не заводят уголовные дела  и не забирают в полицию.  Все это последовало после нашего регионального проекта «Свободный   Урал», который кому-то в России очень сильно не понравился. И сегодня они финскими руками пытаются на нас воздействовать так же, как это было в России. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic