andrey_lf (andrey_lf) wrote,
andrey_lf
andrey_lf

Category:

Паранойя от Полины Жеребцовой.

Тут как-то наткнулся на новую статью про Полину Жеребцову. На какое–то время она пропала из информационного пространства, о ней престали говорить, но вот недавно снова появилась со своим новым интервью (http://www.newsru.nl/index.php/ru/world/1463-polina-zherebtsova-v-rossii-zhizn-cheloveka-ne-stoit-ni-grosha), где она уже гражданка Финляндии и России.
До эмиграции в России мне приходилось ее читать, особенно ее рассказы о том, как она покинула Россию и ее умозаключения, что она опасна для российских властей и ее книга. В новом интервью она, видимо, не выкинула это из головы, да и понятно, это ее главная фишка. Но давайте разберемся, так ли она опасна для путинской власти.
Когда я о ней узнал, я тогда уже предполагал, что мне, возможно, придется в срочном порядке бежать из России и, скорее всего, в ту же страну, куда и Жеребцова.
Я даже не представлял, как это будет происходить, и тем более об этом никому не распространялся, об этом никто не знал.
Чем больше знают людей о твоем отъезде, тем меньше шансов у тебя уехать из России, если ты так опасен для власти.
Но Полина Жеребцова не только не уезжала в строгой секретности, а ей даже помогали покупать билеты в Финляндию знакомые правозащитники и журналисты, сказано из ее же слов, следовательно, если бы она была реально опасна для путинской власти, то ей бы просто не дали уехать, если столько много людей были вовлечены в ее планы.
При пересечении финской границы, с ее опять же слов, русские туристы были пьяные, оттого досмотр был не очень тщательный.
Я вам скажу, что это полная брехня. Вы представьте, что человек вынашивал планы съездить и посмотреть Финляндию, подкапливает деньги на это, а основной контингент едут с семьями, покупает билеты, делает визы и тут перед прохождением границы напивается вдрыбоган. Как вы думаете, неадекватного человека финны пропустят к себе в страну или нет? Я думаю, нет.
Когда мы проезжали финскую границу ночью, финские пограничники нас всех сверлили своим взглядом, просматривая нас как рентгеном, смотрели за нашей реакцией и в любой момент могли бы завернуть нас обратно. А российские пограничники обыскивали наши сумки.
Идем дальше. Полина Жеребцова говорит, что в России ей постоянно угрожали, и даже было какое-то небольшое нападение на нее, опять же с ее слов, так как никаких других доказательств с ее стороны предоставлено не было.
За это ей дали политическое убежище в Финляндии.
Я думаю, любой оппозиционер в России получает угрозы, и он никогда не застрахован от нападения, но это не значит, что он получит статус беженца в другой стране. Чтобы получить статус, для этого должны быть очень веские основания. Только с тем, что скажешь, что были угрозы и нападение, ты его не получишь.
Нам пришлось в иммиграционной службе на главном интервью доказывать это, не просто говорить, но и предоставлять документы и ссылки на сайты, где о нас было написано. На тот момент из всего этого получилась очень большая стопка листов. За шесть лет, что нас преследовала власть, возбуждала против нас уголовные дела, проводила обыск, увольняла с работы, нагружала нас административными штрафами, постоянными приводами в отделы полиции, отделы по борьбе с экстремизмом, допрашивала нашего малолетнего ребенка, проводила очные ставки - угрозы были постоянными, а бывало и нападения, как на работе, натравливая на меня рабочий персонал…
Но даже все это ничего бы не значило для евро бюрократов, если бы я не был заочно арестован в России по новому уголовному делу и объявлен в федеральный и международный розыск. Именно это главное и сыграло для нас в получении статуса беженцев. Со всеми другими доказательствами нас финские власти просто выставили бы из страны, сказав, переезжайте в другой город и там живите.
В лагере для беженцев я встречал чеченцев, которые, как и Полина Жеребцова пережили две чеченские войны, но не смогли получить статус беженца. Видел людей с юга–востока Украины, которые бежали от войны, при этом запасаясь доказательствами на сотовых телефонах, и пережили отнюдь не меньше, чем Жеребцова, но не получили статус беженца в Финляндии и были отправлены на родину. Приезжали люди с Карелии, сейчас их в России называют сепаратистами, кто выступает за отделение российских регионов от Москвы, с вескими доказательствами, но им тоже было отказано в статусе беженцев. Именно с их слов, основная масса правозащитников в России – «подметованные», то есть те, кто сотрудничает с правоохранительными органами и ФСБ. От которых, типо, бежала Жеребцова и которые ей так активно помогали.
И вот тут раз! И статус для Полины только за то, что ей в Москве непонятно кто угрожал и один раз якобы на нее было совершенно падение. Все это выглядит очень мутно, так как не доказано, что это именно из–за ее книги.
Идем дальше, когда человек опасен для страны, что с ним делают, если не могут его достать в другой стране? Правильно, молчат о нем и блокируют все, что с ним связано на территории России.
Книги Полины Жеребцовой признали в России как экстремистские? НЕТ.
Их изъяли из российских продаж? НЕТ.
Они продаются во многих странах мира и, в том числе, в России. ДА.
Заблокировали ее аккаунты в социальных сетях, в ЖЖ ? НЕТ.
То есть фактически российская власть не борется с ней, она ей не интересна, власти наплевать, продаются ее книги, читает ли кто-то их, это не имеет никакого значения, так как не несет никакой смысловой нагрузки. Не в счет один заблокированный материал Полины Жеребцовой в России, письмо к Ходорковскому, если мне не изменяет память, он не делает погоды на фоне всего этого.
Для сравнения. В социальной сети ВКонтакте в России заблокировано 18 групп, к которым мы имеем отношение, некоторые статьи в моём ЖЖ, так же мой аккаунт ВКонтакте постоянно блокируют, а в Facebook блокирует меня в года шесть месяцев. Вот это я понимаю бороться. Потому, что информация в этих группах правдива и заставляет людей включать мозги и широко открывать глаза.
И соответственно никто давно обо мне не пишет в России и не говорит, а правозащитники не признают меня, как пострадавшего от путинского режима.
Из всего этого я делаю вывод, что человек решил просто свалить в другую страну, где уровень жизни выше и где можно не работать, достаточно орать на всех углах, что ты писатель. И где отношение к людям лучше, а закрепится и получить статус политбеженца ей помогли правозащитники и журналисты той самой страны, которая уничтожала чеченский народ, сама она бы его в жизнь не получила.
А учитывая то, что журналисты, правозащитники и путинская власть две стороны одной медали, вот вам лицо нынешней российской оппозиции. Но она до сих пор не хочет в этом признаться.
А ее мысли, что она опасна для путинской власти уже в стадии паранойи.
Я не удивлюсь, что и ее мама к ней переедет в Финляндию, ведь в Москве становится все хуже и хуже жить, но это только мои предположения. За границей таких, как Жеребцова пруд пруди, сидят и мнят себя оппозиционерами с большой буквы и другим рассказывают небылицы, о том, как они опасны для власти в России.
И в заключении. Представьте, что к вам пришли российские оккупанты стали уничтожать ваш народ, сравнивать ваши дома с землей, а вы позже поехали в их столицу и стали дружить с ними, с теми, кто целует ручки тому, кто виновен в бедах вашего народа. Как вам такой поступок. А ведь так поступила Полина Жеребцова.
Предполагая угрозы в свой адрес со стороны адептов секты Полины Жеребцовой, скажу, что из войны нельзя делать фарс и наживаться на этом.
Tags: Полина Жеребцова, паранойя, эмиграция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment